Станислав Владимирович Дробышевский

Станислав Владимирович Дробышевский, антрополог, кандидат биологических наук, легендарный популяризатор научного мировоззрения🌱, доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, научный редактор интернет-портала «Антропогенез.ру».
Тема: «Социальные структуры приматов и древних людей».
Приматы крайне разнообразны в своей организации. Одиночки и коллективисты, агрессивные тираны и миролюбивые добряки, владельцы гаремов и верные семьянины. Как жили наши предки? Какое общество имели? Как нам об этом узнать? Об этом и многом другом – в лекции С. В. Дробышевского.

Социальная организация разных групп современных приматов может принимать до крайности различные формы – от одиночного образа жизни у руконожки до суперсложно организованного человеческого общества.
Организация групп первых приматов вплоть до появления прямохождения известна плохо. Основной источник знаний тут – размеры клыков и уровень полового диморфизма. Большие клыки и выраженные различия самцов и самок хорошо коррелируют с повышенной межсамцовой агрессией и иерархичностью. Что характерно, первые человекообразные обезьяны – проконсулы – имели, скорее всего, сравнительно низкий уровень полового диморфизма и сниженный уровень агрессивности.
Первые прямоходящие приматы – австралопитеки – обладали довольно выраженным половым диморфизмом, возможно, на уровне современных горилл. Однако, размеры их клыков заметно уменьшены по сравнению как с проконсулами, так и современными человекообразными приматами. Очевидно, социальная структура имела своеобразный вид. Судя по находке одновременно погибшей группы «Первое семейство» (AL 333) Australopithecus afarenesis в Хадаре, грацильные австралопитеки жили сообществами в один-два десятка особей, что сопоставимо с величиной групп современных человекообразных.
Массивные австралопитеки, судя по соотношению изотопов стронция, специфичному для каждой местности, обладали самцовой филопатрией, то есть самцы с большой вероятностью оставались в местности своего рождения, а самки перемещались из популяции в популяцию [Copeland et al. 2011].
У «ранних Homo» половой диморфизм мог превышать современные человеческие значения, хотя размеры клыков продолжали быстро уменьшаться. Однако, недостаток материалов делает эти выводы очень спорными. Социальная структура первых Homo должна была обладать существенной спецификой, поскольку темпы ростовых процессов был скорее как у обезьян, а размер головного мозга подростков при взрослых размерах тела находился ниже «мозгового рубикона». При почти завершённом физическом развитии интеллектуальное должно было существенно отставать.
Половозрастной состав групп Homo heidelbergensis и Homo neanderthalensis, равно как и половой диморфизм, мало отличался от современного. Численность групп пре-палеоантропов и палеоантропов могла достигать от двух до шести десятков человек – примерно столько же, как у современных охотников-собирателей.
Разделение жилища в пещере Лазаре (130-250 тыс.л.н.) на две половины – два очага, два входа в каждый отсек, размещение п волчьему черепу у каждого входа – может отражать либо разделения на семьи, либо на мужскую и женскую части. Конечно, нельзя исключить и случайность.
Генетический анализ группы неандертальцев из пещеры Сидрон (47,3-50,6 тыс.л.н.) показал их патрилокальность [Lalueza-Fox et al. 2011].
Люди современного вида Homo sapiens, видимо, с самого начала были способны организовываться разными способами. В пользу этого свидетельствует современное разнообразие в самых разных областях Земного шара. В организации жилищ верхнего палеолита можно прослеживать существование семей или подобных групировок. Например, многие жилища в Костёнках содержат ряды очагов. Даже если они не отражают семейную организацию, они позволяют оценить численность группы – до нескольких десятков человек, в среднем, вероятно, несколько больше, чем у палеоантропов, хотя большая часть групп продолжали быть очень немногочисленными.
Сочетание очень маленького размера стоянок и наличия крупных могильников в мезолите (12-6 тыс.л.н.) даёт возможность предположить формирование племенной структуры.
С неолитической эпохи социальная структура человеческих сообществ резко нарушается и принимает аномальный характер вследствие осёдлости и перенаселения.

рисунок Надежды Поповой
Рисунок: Надежда Попова (мастерская Растрёпыш)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *