Парадокс Ферми. Почему молчит Вселенная

Что такое Парадокс Ферми? Почему мы не видим следов деятельности инопланетных цивилизаций, которые должны были бы расселиться по всей Вселенной за миллиарды лет своего развития? Как сегодня учёные отвечают на вопрос, поставленный физиком Энрико Ферми в 1950 году? Насколько распространённой во Вселенной может быть жизнь, и есть ли вероятность, что мы её обнаружим? Как могут себя проявлять технические цивилизации подобные нашей? Сможем ли мы в обозримом будущем открыть планеты с атмосферой земного типа, и в результате каких поисков, скорее всего, будет обнаружена внеземная жизнь? Об этом рассказывает Сергей Попов, астрофизик, доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Государственного астрономического института имени П. К. Штернберга.

«Парадокс Ферми, как это ни удивительно, действительно был придуман Ферми и сводится к вопросу: где же все?

Мы думаем, что земная жизнь – достаточно естественное явление, то есть было бы странно, если бы жизнь на Земле была бы каким-то абсолютно уникальным явлением. Во времена Ферми этого не знали, но теперь известно, что экзопланеты – это очень распространённая штука и практически все звёзды типа Солнца имеют планетные системы. Среди планет достаточно много объектов земного размера. Мы пока не умеем изучать атмосферы экзопланет земного размера, но научимся этому, скорее всего, к концу 20-х годов (XXI века, — НаукаPRO). Нет больших сомнений, что землеподобные планеты вокруг звёзд в так называемых зонах обитаемости, где может существовать жидкая вода, весьма распространённая штука.

Энрико Ферми – итальянский физик, известный созданием первого в мире ядерного реактора и предложивший парадокс Ферми.Энрико Ферми – итальянский физик, известный созданием первого в мире ядерного реактора и предложивший парадокс Ферми.

Далее астрономия заканчивается и начинается биология. Вопрос простой: если вы взяли простую банку воды размером 10 000 километров и оставили её на 5 миллиардов лет, заведётся в ней что-нибудь или не заведётся? Кажется естественным, что в ней что-то должно завестись. Мы имеем всего один пример – нашу цивилизацию. Если завелось что-то маленькое и не очень зловредное, то путём дарвиновской эволюции оно в итоге придумает каменный топор, потом железный топор, потом томагавк, потом ракеты «Томагавк», и, таким образом, станет достаточно заметным явлением уже в галактическом масштабе. Имея достаточно чувствительные радиотелескопы, мы видели самих себя как минимум с расстояния относительно близких звёзд, но ясно, что технический прогресс просто так не остановить. В скором времени аппаратура позволит видеть нам цивилизацию, подобную нашей, в половине галактики.

Радиотелескоп FAST, Китай, провинция ГуйчжоуРадиотелескоп FAST, Китай, провинция Гуйчжоу

Опять-таки в 50-60-е годы, когда было понятно, что наступило космическое развитие, начало казаться, что всё идёт быстро. Когда стало ясно, что корабли начали бороздить не только просторы Большого театра, но и галактику, возник вопрос: почему мы не видим огромного количества инопланетян?

Обложки научно-фантастических журналов 50-х годовОбложки научно-фантастических журналов 50-х годов

Важно понимать, что парадокс Ферми – не шутка. Это действительно научный факт, который можно также назвать «Великое молчание Вселенной». В результате серьёзных, целенаправленных и достаточно массированных поисков, которые проводились в 60-70-е годы, люди пришли к выводу, что как минимум, технические цивилизации, подобные нашей, это явление очень редкое. «Очень редкое» в данном случае может означать две вещи. Первое – редко появляются, второе – недолго живут. Существует много вариантов шуток, что любая цивилизация доживает для создания адронного коллайдера, ядерного оружия или чего-нибудь ещё, а дальше начинается всё сначала. Это один из вариантов, но не очень хороший, потому что в конце 80-х — начале 90-х люди увидели, что человечество проскочило эти стадии: проскочило Карибский кризис, всю Холодную войну, недружественные ядерные державы относительно мирно сосуществуют, и ясно, что этот предел не универсален.

Что ещё важно, так это то, что времени у галактики много. Время технологического развития сейчас исчисляется годами или десятками лет, а время жизни галактики – 10 миллиардов лет. Поэтому тут всё как в известной задаче с шахматной доской и зёрнышками: 1 зёрнышко на первую клетку, 2 на вторую, 4, 8, 16, 32, 64… и посередине доски заканчивается мировой запас зерна. Если вы 10 миллиардов лет развиваетесь характерным масштабом, что 10, что 20, что 30 лет, вы получаете фантастическую величину. Поэтому стоит чуть-чуть протянуть, и казалось бы, должны встретиться более мощные цивилизации. Но довольно быстро стало ясно, что сильно больше радаров в мире не становится, а, если и становится, то в основном за счёт гражданских аэропортов.

Что касается телевидения, оно сначала ушло в кабель, а потом и в Интернет. И если кто-то тихонечко сидит в Интернете, его не видно с ближайших звёзд. Его видно с ближайших звёзд, если он в рупор кричит в эфирное вещание. В этом смысле с ближайших звёзд мы выглядим не так интересно, как в Интернете.

Стало ясно, что технические цивилизации не обязательно быстро становятся заметными. Это ещё одно объяснение парадокса Ферми, но, скорее, не качественное, а количественное и поэтому, возможно, не очень хорошее…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *